Нюансы применения статьи 317.1 Гражданского кодекса о законных процентах

19.07.2016

Уже больше года прошло с момента появления в российском гражданском праве нормы о так называемых законных процентах. За период своего существования данный институт вызывал немало споров – как в научных кругах, так и в практике его применения. При этом однозначных ответов на многие вопросы, возникающие у участников гражданского оборота, к сожалению, нет и до настоящего времени. Рассмотрим основные этапы законодательного регулирования данного института, обозначим часть тех проблем, которые существуют на практике, и приведем некоторую судебную практику толкования ст. 317.1 Гражданского кодекса.

Федеральным законом от 03 июля 2016 года № 315-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», наконец, были внесены изменения в «печально» известную для многих статью 317.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) о законных процентах.

В первоначально действующей редакции норма звучала следующим образом:
«Если иное не предусмотрено законом или договором, кредитор по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, имеет право на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется ставкой рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующие периоды (законные проценты)».


Таким образом, законодатель своей волей посчитал за участниками коммерческих сделок необходимость начисления процентов за пользование денежными средствами (при этом – отличное от процентов по ст. 395 ГК РФ), вероятно, рассчитывая, что последние не в состоянии сами защитить свои интересы или не могут просчитать последствия действий своих партнеров по сделкам.

Так или иначе, данное нововведение вызвало некоторое неприятие, как экспертного сообщества так и субъектов коммерческого оборота, сформировав непонимание и озадаченность (причем не безосновательно). В частности, вот лишь небольшой перечень основных проблем, которые возникали (многие из них и сейчас продолжают оставаться актуальными) в части правоприменения данной нормы:
  • В российском дореволюционном и советском праве (как и во всем мире) проценты начислялись только с момента просрочки, либо с момента получения денег в долг (по займу, кредиту, вкладу и т.п.). Это соответствует как экономике отношений, так и обычаям оборота и ожиданиям предпринимателей. Статью 317.1 ГК многие толкуют так, что такие проценты начисляются с момента возникновения денежного обязательства, а не с момента просрочки. Сама норма никаких четких ответов на вопросы о сфере ее применения и моменте начала расчетов не дает. Суды толкуют норму и ее соотношение со ст. 395 ГК РФ по-своему.
  • Начисляются ли законные проценты на иные денежные обязательства, вытекающие из договорных отношений (обязанность внести аванс или выплатить банковский кредит заемщику, страховое возмещение, сумму независимой гарантии, возмещение расходов поверенного и т.п.)? Начисляются ли законные проценты на проценты по кредиту/займу/вкладу? И если да, то с какого момента?
  • В самой норме п. 1 ст. 317.1 ГК не указано, что она применяется только к денежным обязательствам, возникающим из договорных правоотношений. Возникает вопрос: применима ли данная норма в отношении денежных обязательств, вытекающих из односторонней сделки (например, независимой гарантии), а также денежных обязательств по возмещению вреда, причиненного имуществу коммерческой организации, денежных обязательств из неосновательного обогащения, расчетов по виндикации, убытков за нарушение договоров, корпоративным обязательствам (дивидендам, выплатам действительной стоимости доли) и т.п.?
  • Налоговые риски (включение в доходы плюс вероятность применения норм о тонкой капитализации).
  • Нужно ли отказываться от данной нормы в договорах, и возможен ли в результате ее применения какой-либо положительный экономический эффект и т.д.

Неудивительно, что в условиях подобной правовой неопределенности и совершенно разнонаправленной судебной практики субъекты гражданского оборота, предпочитая не рисковать лишний раз там, где этого возможно избежать, массово заключали дополнительные соглашения к действующим договорам и включали в новые положения о неприменимости данной статьи к возникшим (возникающим) отношениям.
Тем более что в итоговое Постановление Пленум Верховного суда от 24 марта 2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» те полезные разъяснения, которые изначально предполагались в рабочем проекте документа, не попали:

«В отличие от процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, проценты, установленные статьей 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами.
В связи с этим при разрешении споров о взыскании процентов суду необходимо установить, является требование истца об уплате процентов требованием платы за пользование денежными средствами (статья 317.1 ГК РФ), либо требование заявлено о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (статья 395 ГК РФ). Начисление с начала просрочки процентов по статье 395 ГК РФ не влияет на начисление процентов по статье 317.1 ГК РФ»


В рабочей же версии документа, в частности, было сказано, что проценты по ст. 317.1 начисляются с момента получения по денежному обязательству товаров, работ или услуг, а при отсрочке или рассрочке – до исполнения обязательства. Если договоры касаются длящихся услуг или предусматривают периодическое внесение платы (лизинг, аренда, договоры хранения, коммунальных услуг и так далее), то пользование деньгами для целей ст. 317.1 начинается с момента окончания оплачиваемого периода. В случае просрочки по коммерческому договору можно одновременно начислять проценты по ст. 395 и ст. 317.1 ГК.

В итоговый текст эти положения не попали. Поэтому судам самим предстоит искать ответы на возникающие в практике вопросы.


С 01 августа 2016 года (а именно с этого времени нововведения вступают в силу) одна из основных проблем данного института решена: проценты теперь будут начисляться только в случаях, предусмотренных законом или договором. Кроме того, как и проценты по ст. 395 ГК РФ, законные проценты будут определяться по ключевой ставке.

Однако даже несмотря на эту корректировку, юристы все еще сомневаются в полезности ст. 317.1 ГК. На первый взгляд, правило о процентах за пользование чужими средствами полезно для бизнеса, в котором деньги должны «работать». Но такая плата за более выгодные условия коммерческого договора (например, в случае отсрочки) и так закладывается коммерсантами в сумму сделки. На практике же может получиться, что добросовестный покупатель оплачивает предоставленное ему преимущество дважды: один раз в составе цены товара, второй раз по ст. 317.1 ГК РФ, что является не только экономически неоправданным, но и просто несправедливым.

Эксперты, в частности, отмечают, что с недобросовестными контрагентами помогли бы бороться или проценты по ст. 395 ГК по внушительной ставке (как это делается, например, в Европе: по ставке, которая примерно равна средней ставке по банковскому займу; для того, чтобы недобросовестной стороне было невыгодно не исполнять обязательство и, таким образом, кредитоваться по «смешному» проценту за счет своего контрагента); или соответствующая неустойка.

В любом случае, судебная практика старается находить ответы на возникающие вопросы и, возможно, сформирует ту правовую позицию, которая в конечном итоге будет услышана законодателем или хотя бы прозвучит в позициях Высшей судебной инстанции.

В частности, на сегодняшний день можно встретить следующие позиции (многие, на наш взгляд, достаточно спорные):
  • Начисление процентов по ст. 317.1 ГК РФ является не мерой ответственности, а взиманием платы за пользование капиталом. В связи с этим их можно взыскать наряду с договорной неустойкой или процентами за пользование чужими денежными средствами. Ранее апелляция придерживалась противоположного подхода (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2016 по делу № А40-198923/15; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2016 по делу № А40-214639/15);
  • Положения ст. 317.1. ГК РФ не применяются к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до 01.06.2015 г. (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.04.2016 № Ф02-1300/2016 по делу N А10-3518/2015);
  • На сумму неосновательного обогащения законные проценты не начисляются. Законные проценты (ст. 317.1 ГК РФ) взыскиваются, если не установлены специальные правила взимания процентов. Для возврата неосновательного обогащения такие правила предусмотрены: начисляются проценты по ст. 395 ГК РФ. Суд рассмотрел дело, когда подрядчик потребовал у субподрядчика вернуть аванс за невыполненную работу. Поскольку аванс взыскивался как неосновательное обогащение, законные проценты не начислили (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.02.2016 по делу № А40-174768/15);
  • Правила об уменьшении неустойки не применяются при взыскании процентов, начисляемых по ст. 317.1 ГК РФ (п. 76 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7);
  • Проценты по п. 1 ст. 317.1 ГК РФ подлежат учету кредитором в составе внереализационных доходов на основании п. 6 ст. 250 НК РФ. Вместе с тем кредитор вправе отказаться от получения законных процентов. В этом случае сумма законных процентов списывается путем прощения долга и отражается во внереализационных доходах организации-должника. Если же в договоре указано на неприменение ст. 317.1 ГК РФ, то ни права требования законных процентов, ни связанных с ним доходов (расходов) у сторон договора не возникает. Такие разъяснения о порядке учета законных процентов дал Минфин России в Письме от 09.12.2015 № 03-03-РЗ/67486 и др.
Дарья Розенберг,
Корпоративный юрист
Объединенной Консалтинговой Группы.

Возврат к списку