Банкротство контрагента – убытки для вашего предприятия

31.05.2016

Наша компания предлагает услуги по сопровождению банкротства

За подробными консультациями обращайтесь к менеджерам по телефонам:
в Санкт-Петербурге:
+7 (812) 325-48-60
в Москве:
+7 (495) 223-27-69

Наверное, никто не будет спорить, что в текущих экономических условиях все, без исключения, участники финансово-хозяйственной деятельности стремятся увеличить свою материальную выгоду любыми возможными способами. Законно – не законно, легально – не легально, главное, чтобы экономический эффект покрывал возможные риски.

Итак, допустим ситуацию, когда в отношении вашего делового партнера – юридического лица или индивидуального предпринимателя – который прямо, или через цепочку, продал вам недвижимость, инициируется процедура банкротства. Естественно, причин может быть масса, как объективных, так и субъективных. И вот, в ЕГРЮЛ, в письмах, в иных документах, вместо знакомой фамилии руководителя той или иной организации вдруг начинают назойливо маячить данные арбитражного управляющего. С этого момента именно у вас, а не у вашего контрагента могут начаться проблемы: есть большая вероятность потерять то самое имущество, те самые активы, которые были столь удачно приобретены и, возможно, которые не без помощи знакомого нам «отката» уже не менее удачно заложены в лояльном кредитном учреждении.

Следует отметить, что процедура банкротства, вопреки устоявшемуся мнению, это не только и не сколько способ списания всевозможных обязательств, сколько набор достаточно эффективных инструментов по кардинальному изменению итогов финансово-хозяйственной деятельности предприятия-должника. Работа арбитражного управляющего, утверждаемого Арбитражным судом для проведения процедуры банкротства, как раз и сводится к выявлению сомнительных сделок за трехлетний период, предшествующий дате подачи заявления на банкротство и возврату имущества, отчужденного по таким сделкам, в конкурсную массу, то есть на баланс должника. Осуществляется такая работа с помощью механизма аннулирования сделок, регламентированного Главой III.1 «Оспаривание сделок должника» 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Механизм оспаривания сделок заключается в том, что сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским Кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в законе о банкротстве.

Главным имущественным последствием недействительности сделок, исполненных полностью или частично, является реституция (от лат. restituere – восстанавливать, возвращать). Согласно ст. 61.6 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: «Все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения».

Самый простой пример: организация продала имущество за 100 рублей при рыночной цене на момент продажи в 200. Управляющий аннулирует сделку, организация по решению суда должна 100 рублей контрагенту, а контрагент должен вернуть имущество организации. Доказать несоответствие суммы сделки  рыночной стоимости актива для арбитражного управляющего не составит особого труда, в том числе, путем ходатайства о назначении соответствующей экспертизы.

Любое юридическое действие, совершенное должником в границах временного интервала, предусмотренного законом о банкротстве (6 месяцев до принятия судом заявления о банкротстве должника, 12 месяцев до принятия заявления, 3 года до принятия заявления) может быть признано судом недействительным с возвратом сторон в первоначальное состояние. При этом, чем короче временной промежуток между сомнительной сделкой и датой подачи заявления на признание должника банкротом, на основании которого была впоследствии введена процедура, тем больше оснований у арбитражного управляющего для аннулирования такой сделки.

Оспорены могут быть следующие сделки:
  • Сделки, совершенные со значительным дисконтом, и (или) без должной оплаты, т.е. без равноценного встречного исполнения;
  • Сделки, в результате которых был причинен вред имущественным правам кредиторов;
  • Сделки, в результате которых нарушается очередность исполнения требований кредиторов;
  • Сделки, в которых заинтересованное лицо знало о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, если не доказано обратное.

Следует отметить, что оспаривание сделок должника может осуществляться в отношении наследников и в иных случаях универсального правопреемства в отношении лица, в интересах которого совершена оспариваемая сделка (ст. 61.5 ФЗ-127 «О несостоятельности (банкротстве)»).

Выводы:
  1. По аналогии с должной осмотрительностью при выборе контрагента, не лишним будет проанализировать его финансовые показатели на предмет возможности банкротства, даже несмотря на устоявшиеся деловые связи. При участии в «распродажах», использовании любых «схем» приобретения имущества, нужно быть на 100% уверенным, что в течение трех лет после совершения сделки контрагент все еще будет платежеспособен.
  2. Правила игры постоянно меняются – поправки в действующее законодательство, в том числе в 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» вступают в законную силу не реже одного раза в год.
  3. Следует учитывать, что при недобросовестности контрагента закон «О несостоятельности (банкротстве)», в том числе механизм оспаривания сделок, может быть в итоге использован для того, чтобы попросту изощренно «кинуть» делового партнера. Например, вначале со значительным дисконтом реализовав ему те или иные активы, а затем «неожиданно» войдя в банкротство, через подконтрольную кредиторскую задолженность, через лояльного арбитражного управляющего, вернуть активы в конкурсную массу и перераспределить их в пользу третьего лица.
  4. Российская модель института банкротства представляется не «прокредиторской» (в которой доминируют интересы кредиторов) и не «продолжниковской» (в которой доминируют интересы должников), а  моделью, конечная цель которой состоит в перераспределении активов, а никак не в оздоровлении бизнеса.
Наталья Танцюра,
Руководитель практики по банкротству
Объединенной Консалтинговой Группы.

Возврат к списку