К вопросу о некоторых особенностях привлечения к административной ответственности юридических лиц

05.10.2016

Многочисленные составы административных правонарушений, регламентированные соответствующим Кодексом – КоАП РФ – предопределяют многообразие «возможностей» для любого юридического лица однажды стать субъектом данных правоотношений.

В целях процессуальной безопасности юридическим лицам следует предъявить как можно больше доказательств незаконности и необоснованности привлечения к ответственности уже в первой инстанции. Еще лучше реализовать это на стадии оспаривания в вышестоящем административном органе, если рассмотрение вопроса по составу правонарушения изначально не подсудно арбитражному суду. Это необходимо сделать даже с учетом того, что публичный характер административной ответственности схож в данном отношении с уголовно-правовой сферой, что в процессуальных кодексах закреплены специальные нормы, а многочисленные разъяснения высших судов указывают на необходимость доказывания наличия состава правонарушения именно субъектом, который привлекает вас к данной ответственности.

В фундаментальной теории все основания подразделяются на материальные и процессуальные. Материальные – по существу совершенного деяния. Другими словами, имеется ли в действии или бездействии субъекта состав совершенного административного правонарушения. Процессуальные основания регламентируют соблюдение процедуры привлечения к ответственности. Среди них выделяют так называемые безусловные процессуальные основания. Классический пример – рассмотрение любого дела в суде или уполномоченном на то органе субъектом, который не имел законного на то права.

Зачастую при привлечении к административной ответственности возникают большие сложности с доказательством материального аспекта, а именно – вины. В особенности это касается юридических лиц. Категория вины в юриспруденции сама по себе предмет многочисленных исследований. А вина юридических лиц является отдельным источником споров, публикаций и фундаментальных трудов. Нередко на практике данному элементу состава правонарушения не уделяется особого внимания. Хотя судебная практика по отдельным видам правонарушений не может не радовать. Суды указывают уполномоченным органам на то, что вина субъектов не была ими доказана должным образом, и они глубоко заблуждались в своих действиях. Другими словами, поработали плохо и вынесли незаконные решения. В качестве примера можно вспомнить многочисленные дела о нарушении ПДД, когда кроме протокола в «деле» нет никаких доказательств.

Однако такое возможно не всегда и не во всех ситуациях. Поэтому существует другой путь – обратить внимание суда на процессуальные нарушения при привлечении к ответственности. Он представляется весьма перспективным, поскольку тот или иной недочет административного органа, «заваленного» работой, отыскать можно всегда. То есть даже при наличии материального состава попытаться отменить решение по формальным, процессуальным основаниям.

В настоящей статье хотелось бы обратить внимание на один, казалось бы, сугубо теоретический пункт из области административной ответственности и права в целом. В настоящее время он позволяет успешно оспаривать законность привлечения к административной ответственности в арбитражных судах.

Согласно ст. 49 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица обладают правоспособностью. То есть могут иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в их учредительных документах. И нести связанные с этой деятельностью обязанности. Таким образом, обязанность нести за свои действия установленную законом ответственность – часть статуса юридического лица как субъекта правоотношений.

В соответствие со ст. 2.1 КоАП РФ субъектом административного правонарушения выступают физические или юридические лица. Юридические лица подлежат, в частности, административной ответственности за совершение административных правонарушений в случаях, предусмотренных статьями раздела II КоАП РФ или законами субъектов РФ согласно п. 1 ст. 2.10 КоАП РФ.

Казалось бы, никаких неопределенностей из данных определений «из учебника» и норм закона не усматривается. Однако практика привлечения юридических лиц к административной ответственности демонстрирует иное. Правосубъектность юридического лица как правовая категория не совсем понятна органам, которые уполномочены на применение мер ответственности.

Так, в решениях о привлечении к ответственности зачастую указывается филиал или представительство юридического лица. Казалось бы, это не имеет большого значения. Какая разница, что значится в строке «лицо, привлекаемое к ответственности» – компания N или же ее представительство, где обнаружено правонарушение. Однако при оформлении в арбитражный суд обращения об оспаривании такого решения у юриста возникнет резонный вопрос. Согласно закону он должен указать заявителем само юридическое лицо. Кто же тогда является участником процесса и, соответственно, субъектом ответственности?

Юридическая литература в этом вопросе придерживается единого, классического подхода. Филиал или представительство юридического лица с гражданско-правовой точки зрения никогда не может участвовать в правоотношениях как самостоятельный субъект права. А потому нельзя говорить о какой-то их особой правоспособности, отличной от юридического лица. Нормы Гражданского кодекса, а именно п. 3 ст. 55, также четко предписывают: представительства и филиалы не являются юридическими лицами, наделяются имуществом, создавшим их юридическим лицом, и действуют на основании утвержденных им положений.

Сложно сказать, что побуждает должностные лица уполномоченных органов привлекать к ответственности обособленные подразделения юридических лиц – правовая неграмотность или банальная невнимательность. Но судебная практика жестко пресекает данные нарушения и отменяет незаконно вынесенные решения.

Постановление Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2016 № 21АП-1228/2016 по делу № А83-2522/2016.

Решение Московского городского суда от 06.06.2016 по делу № 7-6381/2016. «Таким образом, из положений указанных норм следует, что субъектом административного правонарушения может быть только юридическое лицо. Привлечение к административной ответственности филиала нормами Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не предусмотрено. Поскольку филиалы не имеют статуса юридического лица, они не являются самостоятельными субъектами ответственности. Административную ответственность за правонарушение, совершенное в процессе деятельности филиала, несет создавшее его юридическое лицо».

Решение Московского городского суда от 26.04.2016 по делу № 7-4483/2016. «Таким образом, вывод суда о том, что "Обособленное подразделение ОАО РОТ ФРОНТ" является надлежащим субъектом рассматриваемого правонарушения, является ошибочным».

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2016 № 09АП-56277/2015 по делу № А40-124527/15. «Административный орган указывает, что им допущена опечатка, не затрагивающая существа оспариваемого постановления. Однако из совокупности всех представленных в материалы дела документов следует, что к административной ответственности привлечен именно филиал общества».

Решение Московского городского суда от 14.01.2016 по делу № 7-0128/2016. «Таким образом, из положений указанных норм следует, что субъектом административного правонарушения может быть только юридическое лицо. Привлечение к административной ответственности филиалов нормами КоАП РФ не предусмотрено. Поскольку филиалы не имеют статуса юридического лица, они не являются самостоятельными субъектами ответственности.  Административную ответственность за правонарушение, совершенное в процессе деятельности филиала, несет создавшее его юридическое лицо. Таким образом, вывод суда о том, что филиал "Фирма МСМ-3 УМ-17" является надлежащим субъектом рассматриваемого правонарушения, является ошибочным. Допущенное процессуальное нарушение является существенным и влечет отмену постановления должностного лица от 11.04.2015 г. и решения судьи Преображенского районного суда города Москвы от 10.09.2015 г.».

Постановление Кемеровского областного суда от 11.12.2015 по делу № 4А-1235/2015. «Вместе с тем, субъектами административной ответственности, исходя из положений ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ, могут являться физические или юридические лица. В силу п. 3 ст. 55 Гражданского кодекса Российской Федерации филиалы и представительства юридического лица юридическими лицами не являются и не обладают самостоятельной гражданской правосубъектностью. Поэтому субъектом административной ответственности может быть только учредившее филиал юридическое лицо».


Из вышесказанного представляется, что выявленное судами нарушение нельзя признать процессуальным. В случае если при оформлении протокола указали филиал, это может быть ошибкой, которая совершена в процессе привлечения юридического лица к административной ответственности. Но юридическое основание отмены – нарушение нормы материального права. А именно,  неправильное определение состава административного правонарушения, его субъекта.

Таким образом, понятие правосубъектности юридического лица – не такая однозначная на практике правовая категория. Правоприменители в рамках одной стороны этого явления – способности осуществлять права и действовать в обороте – осознают, что обособленные подразделения юридического лица не являются самостоятельными субъектами. Однако в отношении другой стороны – несения ответственности – возникают сложности с пониманием надлежащего субъекта. Такая практика не должна иметь место. Пока она существует, у юридических лиц есть реальная возможность для борьбы за отмену незаконных решений уполномоченных органов с использованием достаточно тонкого, но основанного на фундаментальной теоретической основе механизма.

Дарья Розенберг,
Корпоративный юрист
Объединенной Консалтинговой Группы.

Возврат к списку