Налоговики готовы пойти на мировую с должниками. Крупнейшее соглашение может заключить основной владелец промышленной группы "Ладога"

8 Февраля 2018

Миллиардер Вениамин Грабар (№123 в Рейтинге миллиардеров "ДП" — 2017, состояние оценивается в 6,5 млрд рублей), основной владелец группы "Ладога" — производителя и дистрибьютора алкоголя, — может стать одним из первых, кому удастся заключить мировое соглашение с Управлением ФНС России по Петербургу и получить по суду дисконт с миллиардной налоговой претензии (в виде прощения штрафов и пеней), да еще и рассрочку. До сих пор петербургские налоговики не давали никому поблажек: споры с налогоплательщиками, как правило, заканчивались возбуждением уголовных дел и полным и "добровольным возмещением нанесенного бюджету ущерба" за счет собственников бизнеса.

Кредиторы собрались и решили

В Арбитражном суде Петербурга и Ленобласти рассматривается ходатайство конкурсного управляющего ОАО "Промышленная группа "Ладога" Андрея Шутилова об утверждении мирового соглашения между должником и кредиторами. По условиям этого соглашения за компанию–банкрота рассчитается третье лицо — АО "Фурато". Оно готово выплатить основной долг по налогам компании в размере 642 млн рублей в течение 1 года при условии прощения почти 300 млн рублей пеней и штрафов. Остальные кредиторы получат все свои деньги, но в рассрочку на 3 года. Решение о заключении мирового было принято на общем собрании кредиторов 14 декабря 2017 года подавляющим большинством голосов: из 2,926 млрд рублей долга за проголосовали 1,987 млрд, против — единственный кредитор с требованием на 939 млн рублей. Простейший анализ документов банкротного дела может позволить понять, что за голосовали кредиторы, дружественные совладельцу "Ладоги" Вениамину Грабару.

Вениамин Грабар вчера был недоступен для звонков. В УФНС по Петербургу на запрос "ДП" по этому поводу пока не ответили. Источник, близкий к "Ладоге" и знакомый с ходом дела о ее банкротстве, подтвердил, что "кредиторы предприятия изъявили намерение урегулировать все финансовые вопросы посредством утверждения в арбитражном суде мирового соглашения, заключенного большинством голосов, однако ФНС на собрании кредиторов выступила против".

По мнению участников юридического рынка, де–юре попытка мирового соглашения имеет неплохие шансы на успех. Во–первых, закон о банкротстве позволяет заключить мировое соглашение подавляющим большинством кредиторов, игнорируя мнение меньшинства, в котором находится ФНС. В деле о банкротстве ПГ "Ладога" кредиторы именно так и сделали.

Во–вторых, как заявила в интервью "ДП" руководитель УФНС по Петербургу Валентина Корязина, налоговый орган с недавних пор готов идти на мировое в тех пределах, которые не противоречат закону. Пределы эти, как говорят участники юридического рынка, таковы: признание должником суммы долга, получение им отсрочки или рассрочки. Эти условия в проекте мирового соглашения по "Ладоге" тоже формально соблюдены.

Единственное, с чем, по мнению экспертов, может не согласиться (и на практике не согласен) налоговый орган, — это прощение штрафов и пеней. Но, по словам юристов, и здесь возможно сохранение лица всеми сторонами, если суд, при формальном возражении со стороны налоговой, все же утвердит мировое соглашение.

Алкогольный маневр

Промышленная группа "Ладога", бывшая некогда одним из лидеров алкогольного рынка Северо–Запада (оборот в 2012–2014 годах составлял 4–5 млрд рублей), формально принадлежит британской компании Colbec Ltd, но на рынке ее связывают с Вениамином Грабаром. Компания обанкротилась в 2014 году, после того как налоговая проверка выявила недоимки на общую сумму 965 млн рублей и начислила 152 млн рублей пеней и 72 млн рублей штрафов.

При этом, как утверждают представители налоговой в суде, перед банкротством собственники компании якобы перевели имеющиеся активы на вновь созданное юрлицо ООО "Группа Ладога", которое продолжило работать в тех же помещениях, на том же оборудовании и с теми же контрагентами.

В настоящее время Вениамин Грабар позиционирует себя исключительно как президент ООО "Ладога Дистрибьюшн" — одного из крупнейших в стране импортеров вин (4,4 млн л в 2016 году), а также как руководитель ряда производств алкоголя в Европе (в том числе чешского Fruko Shulz, который, кстати, принадлежит вышеупомянутому АО "Фурато"). От ПГ "Ладога" бизнесмен, по всей видимости, нарочито дистанцируется.

Летом 2017 года налоговый орган даже инициировал привлечение Вениамина Грабара и его топ–менеджеров к субсидиарной ответственности по долгам компании и взыскание. В рамках этого ходатайства суд арестовал деньги и личное имущество предпринимателя и его менеджеров стоимостью более 3 млрд рублей.

Тост за мир

Возможно, именно это сподвигло подконтрольное Вениамину Грабару АО "Фурато" выступить с инициативой погашения долга перед налоговой. По крайней мере на период рассмотрения ходатайства об утверждении мирового соглашения суд приостановил производство по иску о привлечении миллиардера к ответственности. Нет информации и о возбуждении по факту неуплаты налогов уголовного дела, обычного в таких ситуациях: налоговая и следственные органы пока не ответили на соответствующий запрос "ДП". Но, даже если дело есть, утверждение мирового соглашения, а главное — начало исправного погашения долга, наверняка поможет его прекратить.

Более того, это мировое соглашение будет позитивным сигналом для всего рынка и тех его участников, которые уже угодили в жернова следственных органов по налоговым делам. К их числу можно отнести совладелицу группы Redmond Диану Желяскову, попавшую под домашний арест в декабре прошлого года по обвинению в неуплате налогов почти на 3 млрд рублей. И гендиректора АО "СМУ–11 Метрострой" Андрея Морозова, который вынужден вести строительство метрополитена, находясь под домашним арестом по обвинению в уклонении от уплаты налогов на 719 млн рублей. И владельцев группы "РОСАН" Романа Каневского и Андрея Кушуля, объявленных в федеральный розыск за уклонение от налогов на 1 млрд рублей.

Мнения

Наталья Танцюра, руководитель практики Разрешения споров "Объединенной Консалтинговой Группы"
В нашей практике на заключение мирового соглашения в процедуре банкротства налоговые органы открыто не идут, но компромиссов нам по крайней мере два раза — в 2015 году по спору на 320 млн рублей и в 2016 году по спору на 280 млн — достичь удалось. Только договоренности в банкротстве достигались иным путем: скидку нам предоставляли, но без официально утвержденного мирового соглашения. В итоге наш клиент безропотно оплатил основной долг, а налоговая не использовала свое право требовать штраф. При этом, разумеется, за мировое соглашение в банкротстве налоговая отказалась голосовать и выразила возражения в суде, но после оплаты основной суммы налоговая не пошла дальше привлекать контролирующих лиц к ответственности. А официально, к сожалению, на рассрочку, уменьшение или отсрочку налоговая не шла. Говорили: "Не положено".

Валентина Корязина, руководитель УФНС по Петербургу (из интервью "ДП")
В Налоговом кодексе РФ есть возможность для предоставления рассрочки на уплату недоимки по налогам на срок 1–3 года. Увы, условия получения этой рассрочки таковы, что из 79 компаний, пытавшихся в 2017 году ее получить, ни одна не получила. Но это не исключает других механизмов. Мировые соглашения закон предусматривает в процедуре банкротства. Правда, далеко не всякая компания захочет входить в банкротство, нести все репутационные и другие издержки, чтобы получить возможность заключить с нами мировое. И тут я хочу сейчас сама спросить тех же налогоплательщиков: почему до сих пор ни один из вас не попытался получить рассрочку или отсрочку исполнения налоговых обязательств в исковом порядке, в арбитражном суде? Этот механизм ни разу не опробован — но он и не запрещен. Закон не запрещает признать нарушение и заплатить эту сумму, но с рассрочкой. Только инициатива должна исходить от налогоплательщика. Но я не слышала, чтобы налогоплательщик обращался с таким иском и ему было отказано. Просто нужно, наверное, не только на словах утверждать: "Мы готовы заплатить". Нужно прорабатывать правовые механизмы и пытаться их реализовать.

Юлия Литовцева, руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса "Пепеляев Групп"
ФНС по всей стране все чаще соглашается на заключение мировых соглашений как в делах о банкротстве, так и в иных спорах, например о взыскании с физлиц недоимок компаний в качестве ущерба, причиненного налоговым преступлением. Но до сих пор мы сталкиваемся с отсутствием гибкости: вопрос о заключении мирового решается на уровне ФНС РФ, а желание получить формальное решение о взыскании преобладает. В результате, например, крупное мировое на 275 млн рублей в деле о банкротстве одного ИП было заключено через 1,5 года после того, как его можно было заключить с ним же в рамках налогового спора. А в другом деле, напротив, в рамках иска о возмещении ущерба от налогового преступления экс–руководитель компании получил рассрочку, избежав личного банкротства.

Возврат к списку